GK News 2 - шаблон joomlaВидео
md
Оновлено 6:36 AM, лист. 17, 2017
Стрічка:
Ромская семья из Торецка получила новый дом вместо разрушенного войной
Семья Панченко и общественные активисты возле нового дома.Фото: Петр Дудник/vchasnoua.com
Семья Панченко и общественные активисты возле нового дома.

Усилиями общественных активистов, волонтеров и общины для многодетной семьи из города Торецкая Донецкой области, чей дом был разрушен в результате обстрела, удалось купить новое жилье.

Семья Панченко - одна из 5 семей, пострадавших в ночь на 7 августа 2016 года. В их дом на улице Чайковского попал снаряд, семья чудом спаслась. Под открытым небом осталась мама Татьяна, папа Петр, 6 детей и 2 внуков: 14-летние двойняшки Зита и Гита, 8-летний Герман, 7-летняя Шура и старшие дочери - Рузана и Анжела (20 и 18 лет), у которых уже также дети - 1,5-летняя девочка и два мальчика-младенца.

141111111

Разрушенный дом на ул. Чайковского. Фото: Петр Дудник / vchasnoua.com

Руины, травмы, безденежье

Кроме разбитого дома, та ночь оставила страшные воспоминания, физическую боль и сильный стресс, особенно у детей. Когда крыша стала падать на головы, все выбежали из дома. В панике Татьяна с младшей Шурой на руках выпрыгнула в окно и сломала ногу. Ребенок сильно ударилась лицом. Отец схватил на руки сына и вовремя выбежал, но уже во дворе, в темноте, не увидел яму и травмировал ногу.

В тот же день срочно помочь семье через интернет-ресурсы, в том числе фейсбук-страницу ОО «Экология и социальная защита» попросила руководитель организации Ольга Руденко.

eee34 44

- Семья сидела за двором на большом камне ... В глазах - боль и безысходность. Был дом - и нет дома, - вспоминает свою первую встречу с пострадавшей семьей Ольга Руденко. - Мама Татьяна спрашивала: «Ольга Петровна, что же мне теперь делать? Куда идти? Ведь дом был у нас хороший! Все было, мы же работали! До войны и корова у нас была, и свиньи, и птица! А теперь?.. Никому мы не нужны! Скоро четырем детям в школу, а как я их отправлю, во что одену? Мне по 6 буханок хлеба каждый день покупать надо, а где деньги брать?..»

С тех пор каждый день Ольга Руденко занималась проблемами семьи Панченко. Помощи - и материальной, и юридической, и психологической - искала везде: в мэрии, в соцсетях, среди благотворительных организаций и отдельных благотворителей.

- За это время я сделала огромное количество звонков в множество ведомств и организаций, но в большинстве разочаровалась - с бедой у нас человек, к сожалению, остается один на один, - делится активистка.

Ситуация осложнялась многими факторами: травмы, заваленные и непригодные к употреблению продукты, уничтожены вещи, безденежье. Стоит отметить, что Татьяна и Петр - в гражданском браке, поэтому официально женщина - многодетная мать-одиночка, однако помощь на детей не получала с июля. В собесе, узнав о ситуации, только оправдывались и говорили, что выплаты будут только в сентябре, рассказывает активистка.

Однако нашлись и неравнодушные к чужому горю. Семью приютила соседка Татьяна Белоус - накормила, дала возможность помыться и отдохнуть. Жили Панченко в соседском дворе, в течение 3 ночей спали под открытым небом - правда, не на голой земле: 6 матрасов, подушек и одеял пострадавшим привезли представители Минобороны. ОО «Экология и социальная защита» предоставила продукты, одежду, игрушки, бытовую химию. Помгли также - кто продуктами, кто вещами, кто некоторыми средствами - местная религиозная община, представители Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, ОО «Твое новый город» и гуманитарный штаб «Подснежник».

Без дома - и без права собственности

Одним из первых на просьбу помочь откликнулся Международный фонд «Возрождение» - благодаря срочно оказанной поддержке Ромской программной инициативы фонда семья смогла в первые после трагедии дни приобрести продукты, а в дальнейшем - получить безоплатную юридическую помощь.

А потребность в правовой помощи оказалась значительной. Во-первых, семья могла остаться без какого-либо возмещения за разрушенное имущество, объясняет юрист Денис Терещенко, который при финансовой поддержке фонда консультировал и осуществлял юридическое сопровождение дела. Получилось так, что Татьяна с детьми с 2001 года жила в доме, не оформив на него право собственности - так, соответственно, по закону, не была владелицей разрушенной недвижимости.

- Исследовав все материалы, мы приняли решение обратиться в судебные органы с исковыми заявлениями о признании права собственности по сроку приобретательной давности, поскольку женщина в соответствии с предоставленными документами добросовестно и открыто владела имуществом более 10 лет (ст. 344 ГК Украины), - отмечает юрист.

12141584 159287277795717 7612407029653198526 n

Юрист Денис Терерщенко. Фото: Фейсбук.

Составлению искового заявления предшествовали следующие действия юриста: обращение к Торецкий горсовет; обследование пострадавшего домовладения; истребования справки из единого реестра уголовных производств по фиксации факта совершения преступления (террористического акта) встречи с представителями горсовета, регистрационной службы и государственным нотариусом.

- На сегодняшний день исковое заявление и пакет необходимых документов (доказательств) находятся на рассмотрении Дзержинского городского суда Донецкой области. В перспективе, после признания права собственности и его регистрации в установленном порядке, а также подсчета вызванных в результате теракта убытков в соответствии с требованиями ст.19 Закона Украины «О борьбе с терроризмом», будет подан иск о возмещении ущерба, причиненного имуществу Татьяны Панченко, за счет госбюджета, - прогнозирует юрист.

В течение этого времени юрист помогал и другим пострадавшим от обстрелов ромам по социальным выплатам и оформлению документов на поврежденные дома. А также полностью сопровождал дальнейший процесс купли-продажи дома для Панченко, о котором еще месяц назад семья могла только мечтать.

«Добро не окрашено цветами национальности»

- Помню, как на третий день после обстрелов маленькая Шура, обнимая меня, спрашивала: «Ольга Петровна, когда ты мне подаришь спаленку?» Я поняла, что ребенок чего-то просит, но не услышала, что именно должна ей подарить, - вспоминает Ольга Руденко. - Мама Таня объяснила: «В доме, который разбомбили, Шура любила играть на своей кроватке. Она играла в куклы, смотрела мультики, рисовала ... А теперь у нее нет ее кроватки, нет ее спальни- она ​​устала все время находиться на улице, без крыши над головой, у чужих людей...»

Мэрия в качестве временного убежища смогла предложить Панченко разве что заброшенную квартиру без коммуникаций или такие же полдома в отдаленном районе. Однако семья побоялась ехать далеко от разрушенного дома: здесь рядом - ромский табор, а это в любом случае поддержка, да и с курами-утками разве в квартиру можно?

Единственным выходом было искать дом где-то рядом, «в таборе». И с помощью активистов такой нашли уже 9 августа - через несколько улиц. Познакомились с хозяевами-продавцами и поняли, что дом - просто находка. Дело упиралось в деньги.

Собрать необходимую сумму взялись волонтеры проекта «FrintLineHelp» во главе с одним из его инициаторов Петром Дудником. И им это удалось.

- Петр Дудник рассказывал, что посильную копейку приносили очень разные люди. Читали призыв «Пожертвования ромской семье, пострадавшей от разрыва снарядов» - и помогали. А это значит, что добро не окрашено цветами национальности ... - говорит Ольга Руденко.

Документы о праве собственности на дом на улице Леваневского семья получила 7 сентября 2016 - ровно через месяц после обстрела.

А в свой новый дом вошла еще 13 августа: продавец пошел навстречу, под честное слово позволил въезжать, а уже потом оформлять все документы.

В день новоселья Панченко убрали двор, вынесли в центр самовар и пригласили на чай всех, кто помог им выжить и найти убежище.

Они до сих пор считаюсь все, что произошло за последний месяц, настоящим чудом. Говорят, считали себя обреченными на попрошайничество и не устают благодарить «Бога и всех людей, которые помогли», не остались равнодушными к беде, а тем более - к ромской беде. 

  

14331010 983992465063844 1867882331 n

Семья Панченко и общественные активисты. Фото: Инна Демиденко.

14333333333333

Чаювання під час входин. Тетяна Панченко та її чоловік Петро з дітьми. Фото: Інна Демиденко. 

Лишь бы не стреляли ...

Спаленки у Шуры, которая вместе с сестрами и братом уже пошла в школу, пока еще нет. И дети, и взрослые спят покатом на полу - не хватает мебели, кроватей, простыней - много чего не хватает. Но теперь у них есть дом. Он очень похож на тот, который забрала война - разве что не так светлый. В нем есть разводка для водоотведения, отопления и печь. Но многое еще предстоит сделать самим - да, впереди много работы. Но лишь бы не стреляли.

- Город обстреливают ли не каждый день - мы же линия фронта, - с грустью констатирует Ольга Руденко и спешит помочь с ремонтом еще одной ромский семье: в доме пожилых супругов Череповских взрывной волной и градом обломков той ночью выбило окна, побило забор и продырявило крышу. А ведь скоро зима ...

Прокоментувати:

Переконайтеся, що ви вводите інформацію, де це зазначено (*) . HTML-код не допускається.

ufpdcclapkhpgugsplDOCUSPACEРесурсний центр ГУРТМережа правового розвитку