GK News 2 - шаблон joomla Видео
Вход
Евгений Захаров: Милиция не должна преставлять угрозу для населения

Во Львовской области много групп интересов, и каждый хочет видеть на посту главного милиционера области своего человека. Там разные люди лоббируют разных милиционеров, поэтому претендентов больше всего.

Известный правозащитник Евгений Захаров, председатель Харьковской правозащитной группы, член кадровой комиссии при МВД, поделился с «Ракурсом» своими мыслями о новой кадровой политике МВД, о возможных путях очищения системы и о главном милиционере Украины Арсене Авакове.

— Евгений Ефимович, объясните, пожалуйста, что это за конкурс на должность главного милиционера области? И какова роль кадровой комиссии при МВД?

— Инициатива исходит от нового главы МВД. Министр внутренних дел Арсен Аваков, видимо, уже уставший от обвинений в свой адрес в связи с неудачными назначениями, уволил всех начальников областных УВД и областных ГАИ, назначил их временно исполняющими обязанности и на каждую должность объявил конкурс. Сейчас проходит конкурс на замещение этих вакансий в первых четырех областях — Киевской, Львовской, Волынской и Тернопольской. Одновременно провести такие конкурсы во всех областях было бы крайне затруднительно.

Идея состоит в том, что люди, которые считают себя способными возглавить областное управление милиции или областное ГАИ, подают документы на конкурс и в течение пяти дней идет публичное обсуждение этих кандидатур, а также сбор информации об этих людях. Затем кадровая комиссия будет рассматривать собранную информацию и решать, достоин ли кандидат занять данную должность. Кандидаты, которые останутся после нашей проверки, пройдут публичное представление в области, в ходе которого должны будут ответить на различные вопросы как общественности, так и потенциальных подчиненных. Из этого диалога с общественностью станет понятно, что они из себя представляют, как они намереваются решать проблемы области. Затем последуют назначения. Такой планируется алгоритм работы.

— А каким образом будет происходить проверка кандидатов?

— 25 марта был последний день подачи заявок на конкурс. Я получил список всех кандидатов. Во Львовской области — 15 человек, в Тернопольской — 8, в Киевской — 7, в Волынской — 4. Как видите, кандидатов очень много, их список опубликован на сайте МВД, а на http://ord-ua.com есть страничка для обсуждения, уже собралось много постов.

— Но ведь обсуждение, насколько я видела, анонимное! Каждый, кому не лень, может писать, что хочет. Даже сами кандидаты под никами — себя похвалить, соперника очернить.

— А как еще организовать широкое общественное обсуждение? Мы же не только «сигналами» от анонимов руководствуемся при проверке — ищем информацию по разным каналам, в частности, читаем журналистские расследования. Как правозащитник я все время сталкиваюсь с фамилиями милиционеров, которые нарушают права человека. Мы поднимаем этот огромный массив информации, просматриваем документы, ищем, не упомянут ли в наших материалах кто-то из кандидатов, не был ли причастен кто-то из них к совершению противоправных действий в прошлом. Возможно, к кандидату не было претензий со стороны системы, он ни разу не был наказан. Но это еще не значит, что он не совершал противоправных действий. Безнаказанность — это ведь одна из главных причин произвола украинской милиции. Я сейчас все время изучаю материалы, пытаюсь разобраться. По некоторым кандидатам мне уже все понятно. И не только мне. Им можно было бы и не подавать документы. Таких людей ни в коем случае нельзя допускать к руководству милицией. Есть и другие «конкурсанты», которые не так «засветились» в противоправной деятельности, но по их поводу существуют сомнения. Но некоторые кандидаты вызывают симпатию, их человеческие качества, их работа. Таких кандидатов можно рассматривать всерьез.

— А как, по-вашему, люди оценивают это новшество? Появляется доверие к МВД?

— Самое любопытное, что это начинание многие встретили неодобрительно, начали критиковать. У меня много знакомых сотрудников милиции, с которыми я познакомился благодаря своей правозащитной работе. Я ведь четыре года состоял в общественном совете при МВД. Мы тогда создали управление мониторинга соблюдения прав человека в милиции. Но пришедший в 2010 году на должность главы МВД Анатолий Могилев распустил эту структуру, чуть ли не первым же своим приказом.

Но я хотел сказать о другом. В милиции ходят разговоры, что подавать свою кандидатуру не имеет смысла, все равно поставят того, кто заплатит за должность. Не верят, что все это всерьез. Говорят, что этот конкурс объявили для замыливания глаз, а на самом деле все кандидаты уже утверждены. И когда назначали новых начальников областной милиции, мы столкнулись с тем, что некоторых из них просто не допускали на рабочее место.

— Подчиненные не допускали?

— Нет, общественность. Люди разуверились в правоохранительной системе. Они считают, что назначенцы заплатили огромные взятки за должности, что сохранилась старая система поборов, когда райотделы собирали деньги и отдавали наверх. Вот и к этой инициативе, поддержанной нами, крайне скептическое отношение. Как у милиции, так и у населения.

Но, думаю, говорить, что этот скептицизм безосновательный, нельзя. Истина где-то посредине. Я совершенно не верю в то, что новый министр берет деньги за должности. Это исключено. Но вот в то, что кто-то из депутатов, лоббирующих продвижение нужных людей, может брать взятки, вполне верю, это реально. И постоянные разговоры об этом возникают не на ровном месте.

Аваков хочет поломать эту систему, поэтому и запустил такую процедуру. Я потому и согласился на эту неблагодарную работу, отнимающую массу времени, сил и нервов, чтобы помочь министру, министерству и всем нам. Хочется, чтобы на должности были назначены люди, не замешанные в коррупционных схемах, не причастные к грубым нарушениям прав человека. Получится ли у нас это, я пока затрудняюсь сказать, потому что очень много интересов переплетаются и конфликтуют между собой.

В списках не только действующие сотрудники милиции представлены, есть и гражданские.

— Только один человек, подавший свои документы на должность начальника УВД Львовской области, никогда не работал в милиции. Он считает, что может справиться с этой работой, несмотря на молодой возраст (он 1990 года рождения) и отсутствие опыта. Остальные — профессиональные милиционеры.

— Кстати, во Львовской области — наибольшее количество претендентов на должность главы областного УВД. С чем это связано? Там более активное население?

— Дело в том, что во Львовской области много групп интересов, и каждая группа хочет видеть на посту главного милиционера области своего ставленника. Там разные люди лоббируют разных милиционеров.

Можно ли утверждать, что, если комиссия «зарубит» какого-то кандидата, он точно не пройдет?

— У меня нет уверенности в том, что к нашему мнению прислушаются. Ведь в комиссию, кроме нас троих, входят еще люди из МВД, в том числе министр и его заместители. Нас, представителей общественности, только трое — меньшинство. И, если мы будем против, а остальные — за, то наши три голоса ничего не решат. Но, если мы будем абсолютно уверены, что не ошибаемся, и человека, которого назначили на должность, нельзя было назначать, мы просто будем вынуждены свернуть эксперимент и перестать этим заниматься. И это все, что мы можем сделать. Но я надеюсь, что этого не случится. Арсен Аваков настроен очень решительно. Ему самому ни к чему эти разговоры о том, что система осталась прежней, что там по-прежнему процветает коррупция.

А увас есть идеи по поводу очищения МВД?

— Есть, конечно. И на самом деле, хоть и есть известное сталинское изречение о том, что кадры решают все, кадровые изменения — это лишь часть того, что нужно сделать. Надо менять систему. Но при этом и кадры должны быть сменены. Ведь любые новшества, любая реформа старыми кадрами будут саботироваться. И система, даже самая лучшая, просто не будет работать. Нужно очистить милицию от людей, замаравших себя. Сегодня уровень доверия к милиции нулевой. В частности, в силу того, что мы все видели. Достаточно вспомнить и Майдан, и Врадиевку, и прочие преступления, совершенные милиционерами. Милиция больна, как и все наше сообщество. Отдельно милицию «вылечить» невозможно, если общество продолжает болеть. Коррупция — это ведь общая проблема для всех. А корни ее в том, что люди не хотят действовать по правилам, все время находят какие-то возможности, чтобы эти правила обойти, используя свое служебное положение, знакомства и т. д. И то, что в милиции коррупция цветет пышным цветом, объяснимо. Было бы странно, если бы было по-другому. Но вопрос в другом. Люди готовы мириться с тем, что посягают на их финансовые интересы, но они не готовы мириться, когда посягают на их жизнь и здоровье. Это показала мятежнаяВрадиевка. Но милиция не услышала тревожного сигнала. И тогда случился Майдан — Врадиевка в масштабах всей страны как реакция на то, что властная верхушка решила «изнасиловать» весь народ.

— Сейчас ваша группа контролирует кадровые назначения. А будет ли в дальнейшем осуществляться общественный контроль деятельности МВД?

— Конечно. Мы и раньше его осуществляли. Я хочу сказать, что насильственная преступность в милиции в те времена, когда были министрами Луценко и Цушко, была значительно ниже. Это не значит, что в отделениях милиции не пытали людей. Конечно, пытали. Но таких случаев было в десятки раз меньше. Я со всей ответственностью, на основании наших исследований, могу сказать, что милиция в 2005–2009 годах была более гуманной, чем раньше или позже. Здесь целый комплекс причин. Тем не менее, даже тогда количество случаев пыток и даже убийств в отделениях милиции было значительным, я бы сказал — огромным.

— А как по-вашему, мы можем перенять опыт стран Прибалтики и Грузии — всех уволить и новых наново?

— Ну, это же маленькие страны, там такое было возможно. А в такой большой стране, как Украина, это невозможно осуществить. Даже постепенно. Главное — это изменить систему, подход к правоохранительной работе. Сделать другой систему оценки показателей, систему взаимоотношений с населением. Как часто у нас обычные люди общаются с милицией? Да практически никогда! Милиционеров всячески избегают. У нас обычно общение с милицией сводится к общению водителя и гаишника. И, как вы понимаете, люди от этого диалога не в восторге. Так не должно быть. Это надо изменить. Милиция должна перестать быть военизированной структурой, представляющей угрозу для людей. Ее работу нужно оценивать не по показателям раскрываемости преступлений (как сейчас), а по тому, как к ней относится население. То есть нет нареканий на ее работу, есть прозрачность, каждый знает в лицо своего участкового. Считаю, что кадровые назначения должны обязательно согласовываться с общественностью, и это должно быть закреплено в законе. Аваков всего этого хочет, у него много планов. И он очень неплохо держится, ведь претензий к нему масса, обвинений — огромное количество. Но ведь еще и месяца не прошло, как он начал работать. К тому же он человек штатский, далекий от особенностей этой системы. Но это и хорошо. Потому что сама милиция себя реформировать не сможет.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены